Астроном, упразднивший гравитацию

Нормальный – это всегда кто-то другой, но не ты.

"Старт Трек: Поколения"

У меня поехала крыша. Я это чувствую, Дэйв.

"2001: Космическая Одиссея"

Если найдётся человек, удовлетворяющий всем необходимым требованиям, чтобы занять в современной Америке тронное место эксперта, то, безусловно, рукоположенным на царство должен быть Карл Саган. Благодаря частым появлениям на телевидении и в журнале новостей "Пэрэйд" (воскресном приложении к сотням газет по всей территории Америки), д-р Саган на протяжении трёх десятилетий выдаёт экспертные мнения по каждому возможному спорному вопросу в науке, политике и даже теологии. И, подобно всем экспертам, установившим в своё время подлинность сотен, если не тысяч, эльмировских полотен, он ни разу не признал, что когда-нибудь ошибался.

Возможно, вы спросите, как человек, специализировавшийся только в области астрономии, может быть экспертомпо всем вопросам. Ну, прежде всего, Саган, наверное, от природы человек очень напористый. А также глубоко и небезосновательно уверенный в том, что у тех, кто не верит в его догмы, меньше доступа к средствам массовой информации, чем у него; если оппоненты ему возражают, то несмотря на убедительность их аргументов, лишь очень малая часть огромной и легковерной аудитории Сагана когда-нибудь об этом узнает.

Давайте посмотрим, как работают эксперты, на примере затяжной войны, развязанной Саганом против д-ра Иммануила Великовского.

Прежде всего, Саган лишь единожды называет И. Великовского "д-ром", как это принято в цивилизованном обществе. Поэтому большинство людей, которые знают Великовского лишь как объект для нападок Сагана, даже не подозревают, что у Великовского есть учёная степень доктора наук.

[Сначала Великовский изучал историю древнего мира в московском университете. А потом получил там же степень доктора медицины. Позже он изучал психоанализ у Фрейда в Вене и редактировал международный научный журнал еврейских наук, в котором сотрудничал Эйнштейн. (Эйнштейн подружился с Великовским. Он постоянно оппонировал тем, кто, наподобие Сагана, пытался оклеветать д-ра Великовского, не потрудившись разобраться в сути его последней, довольно спорной кометной теории)].

Таким образом, непосвящённому читателю кажется, что образованный учёный, "д-р" Саган ведёт борьбу с "мистером" Великовским, невежественным обывателем. Маленькие хитрости вроде этой оказываются довольно весомым аргументом при околпачивании легковерной аудитории, а Саган никогда не упускает возможность подложить оппоненту свинью.

Далее просто из чувства справедливости я стану называть Сагана Саганом, а д-ра Великовского д-ром Великовским. В конце концов, мерка, применяемая к одному, должна применяться и к другому.



Саган постоянно, решительно и лживо утверждает, что д-р Великовский создал теорию космических катастроф ради возрождения древней религии: "Это покушение на легализацию религии...", "Великовский пытается спасти не только религию, но и астрологию". Отсюда можно сделать только такой вывод: либо Саган очень невнимательно читает, либо намеренно лжёт. При внимательном чтении работ д-ра Великовского нельзя не заметить его откровенно скептическое отношение как к религии, так и к астрологии.

Кроме того, теория кометных столкновений д-ра Великовского даёт физическое, естественнонаучное объяснение многим событиям или так называемым событиям в древней истории, которые религиозные деятели предпочитают выдавать за сверхъестественные явления, или чудеса. Ни один человек, который даёт природной, физическое объяснение так называемым сверхъестественным явлениям, не оказывает реальную поддержку религии. Это подтвердят не только сами религиозные деятели, но и те из нас, кто считает себя агностиком.

Лишь старый добрый Саган – и несколько других граждан, которые, судя по всему, никогда не читали д-ра Великовского и "узнали" о его работах от Сагана – считают кометную модель "попыткой оправдания религии", поскольку д-р Великовский для объяснения всемирного потопа, а также других катастроф вместо гипотетического бога вводит гипотетическую комету. Многие из нас считают теорию д-ра Великовского одной из тех гипотез, которая будет доказана, пробьёт ещё одну брешь в ковчеге библейского фундаментализма. Вряд ли найдётся человек, который поклоняется комете д-ра Великовского, но миллионы людей по-прежнему поклоняются библейскому Богу.

За те тридцать лет, которые Саган обличает д-ра Великовского, кто-то наверняка ему указывал на такую фундаментальную ошибку – восприятие естественнонаучной теории как теории сверхъестественного. Очевидно, он воспринимал такие замечания болезненно. Ведущим экспертом можно стать лишь тогда, когда демонстрируешь полное пренебрежение к чужому мнению и делаешь вид. Что это мнение даже не заслуживает того, чтобы с ним спорить.



Например, давайте отвлечёмся от д-ра Великовского и рассмотрим идиотскую теорию Сагана о "ядерной зиме". Разумеется, она идиотская с моей субъективной точки зрения. Просто я сомневаюсь, что найдутся люди, которые смогут без дикого хохота или, по крайней мере, здорового смеха, прочитать путаное и бестолковое теоретизирование Сагана на эту тему, затем прочитать научные опровержения его оппонентов, затем прочитать блаженные сагановские перепевы на все лады его же собственных рассуждений (блаженные в том смысле, что он как будто пребывает в блаженном неведении о многочисленных опровержениях его заключений).

Как я сказал, Саган прекрасно знает, что его аудитория намного больше аудитории тех, кто выступает с критикой в его адрес, поэтому позволяет себе блефовать. Вот уж поистине Эльмир среди экспертовнаучной фантастики. Вкратце сагановская теория заключается в том, что ядерная зима может наступить не только в результате общеизвестных ужасов, о которых мы все наслышаны, а просто из-за мороза, который, возможно, уничтожит жизнь на этой планете. (Он опубликовал это мнение в "Пэрэйд", где его могла прочитать массовая аудитория и задохнуться от ужаса). Отказ Сагана признать критику этой научно-фантастической теории убедительной привёл к появлению в разделе "Новости и комментарии" журнала "Сайенс" (за 16 января 1987 г.), официального журнала американской ассоциации содействия развитию науки, следующего мнения:

Отказ Сагана признать достоверным и качественным анализ, проведённый НЦАИ [национальным центром атмосферных исследований] – под кодовым названием "ядерная осень" – приводит многих людей в ярость. Один из них – проф. Политологии в МТИ Джордж Ратженс... [Он считает, что] "...оригинальная сагановская модель ядерной зимы сомнительна... это самая большая "лапша", которую нам вешали на уши за долгое время"... Рассел Сиз, сотрудник гарвардского центра международных отношений... презрительно смеётся [над Саганом и его соавторами], увидев в их творчестве дикую смесь физики с рекламой.

Большинство учёных, с которыми я говорил о Сагане, разделяют это нелестное мнение о его способности использовать рекламу, чтобы выдать свои любимые фантазии за научную истину, даже когда – или особенно когда – огромная часть научного общества подвергает и серьёзному сомнению.

Точно так же Саган опровергает данные о так называемом "опыте выхода из тела", пережитом пациентами в состоянии клинической смерти. Он мотивирует своё недоверие тем, что якобы нико из людей, находившихся в этом состоянии, ни разу не смог пересказать всего, что слышал, – хотя не должен был слышать, пока находился в бессознательном состоянии. Но вся литература по ОВИЗ как раз свидетельствует об обратном: напечатаны сотни такого рода сообщений, причём, есть масса примеров, когда люди рассказывают о том, что происходило в помещениях, которые находились в отдалении от операционной. И вновь нам остаётся лишь полюбопытствовать: то ли Саган привычно лжёт, то ли попросту не читал ни одной книги по вопросу, в котором считает себя экспертом.

Впрочем, вернёмся к д-ру Великовскому и крестовому походу Сагана против его идей.

Саган любит цитировать "известного профессора-семитолога", который говорит, что учёные-семитологи не воспринимают д-ра Великовского всерьёз. Подобно "офицеру разведки", сообщившему Нью Гингричу о курильщиках марихуаны в Белом доме, этот "известный профессор" остался анонимным, иначе приписанные ему Саганом слова отклонил бы как бездоказательное утверждение любой цивилизованный суд. В то же время мне известно, что три известных профессора-семитолога относятся к д-ру Великовскому с глубоким уважением. Это проф. Клод Ф. А. Скоффер, проф. Этьен Друато и проф. Роберт Пфейфер. Загляните в раздел семитологии, археологии и египтологии в справочнике "Кто есть Кто". Они пользуются гораздо большим авторитетом в этих областях знания, чем сагановский проф. "Аноним", на которого нет ни единой ссылки в любом научном журнале (хотя в народе его считают составителем стилизованных под старину баллад и почти всех похабных куплетов).

Вот ещё пример лжесвидетелсьва Сагана: он обвиняет д-ра Великовского в том, что, по утверждению последнего, календари древних культур состояли из десяти месяцев по тридцать дней в каждом и, следовательно, имели 360 дней в году. Понятно, что 30 ´ 10 = 300, и это даёт Сагану повод презрительно фыркать над явными неладами д-ра Великовского с простой арифметикой. Здорово, не правда ли? Единственная неувязка в этом блестящем анализе заключается в том, что и здесь в очередной раз Саган то ли сознательно и намеренно лжёт, то ли случайно демонстрирует, что и на этот раз он читал невнимательно. Д-р Великовский специально подчёркивает, что "месяц состоял из тридцати шести дней" ("Столкновение миров", стр. 344). 10 месяцев по 36 дней в каждом = 360. Правильно?

Согласно модели д-ра Великовского, продолжительность года изменилась и стала составлять 365 дней (плюс несколько часов) после непосредственного столкновения кометы с Землёй. Независимо от того, насколько его доказательство кажется убедительным, он не совершает ни единой арифметической ошибки. Либо Саган злостно ошибся во время чтения, либо он руководствовался формулировкой, которую дал Эльмир творчеству экспертов: "полный блеф".

Теперь поговорим о высокой температуре вблизи поверхности Венеры (480 градусов по Цельсию). Как указывал д-р Роджер Уэскотт и другие учёные, д-р Великовский предсказывал, что температура вблизи поверхности Венеры должна попадать в этот температурный диапазон, хотя в то время традиционная астрономия утверждала, что Венера намного холоднее. Саган всячески старается обойти этот факт вниманием, ибо он служит прекрасным подтверждением правильности модели, предложенной д-ром Великовским. Саган заявляет, что ещё до полётов межпланетных автоматических станций "многие" предсказывали высокую температуру вблизи поверхности этой планеты. Фактически он называет имя лишь одного человека, который это предсказывал, д-ра Руперта Уилта, чьи работы не получили широкого признания. (Другие авторы пытались приблизиться к правильной температурной оценке д-ра Великовского. А третьи объясняли правильность его оценки "счастливой догадкой". Я считаю такое объяснение заведомо наглой ложью. С таким же успехом все правильные предсказания учёных можно назвать "счастливыми догадками"...)

Х. Хесс, президент Американского геологического общества написал в опубликованном письме д-ру Великовскому:

Когда вы делали предсказания, многие считали их невероятными. Все эти предсказания были сделаны ещё до того, как появились первые доказательства их правильности в ходе эксперимента. Мало того, я не знаю ни одного из сделанных вами предсказаний, которое бы впоследствии оказалось ложным.

Но заключительный "козырь" Саган выбрасывает на стр. 153 своей книги "Мозг Брока", где пишет (и эта фраза заслуживает прописных букв):

Ещё в 1960 году я выдвинул ставшую теперь популярной гипотезу, что высокая температура на Венере связана с вышедшим из-под контроля парниковым эффектом.

(Курсив тоже мой, и текст того стоит).

Сначала Саган утверждает, что предсказание д-ра Великовского о высокой температуре вблизи поверхности Венеры не заслуживает внимания, поскольку обо этом и без него было известно всем, хотя исторические факты свидетельствуют. Что до д-ра Великовского это предсказывал только д-р Уилдт.

Потом Саган то ли лжёт вдвойне, то ли страдает страшными провалами памяти, которые требуют немедленной консультации с невропатологом, когда утверждает, что ни д-р Уилдт, ни д-р Великовский это не предсказывали (хотя они это предсказывали, и он сам обо этом упоминал чуть раньше). И наконец, он нагло заявляет, что выдвинул эту гипотезу сам. Высший пилотаж, правда?

Теперь вы поняли, как статьэкспертом? Сохраняйте серьёзную мину на лице и следите, чтобы СМИ освещали вашу трепотню лучше, чем опровержения тех, кто пытался опровергнуть ваши ложные утверждения.

Насколько я могу судить, сфера деятельности, в которой Саган проявляет поистине великий, несомненный и многократно доказанный на практике дар – это умение выставить себя в средствах массовой информации как непререкаемый авторитет во всех вопросах, хотя, судя по всему, его нельзя считать компетентным ни в одном вопросе в частности.

Саган – член совета директоров Комитета научных расследований сообщений о паранормальных явлениях (КНРСПЯ), неоплатоновского культа, о котором я уже рассказывал ранее. Члены этого культа верят, что "нормальное" не только существует, но существует везде и повсюду. Члены этого культа верят, что "нормальное" не только существует, но существует везде и повсюду. Но вы никогда не догадаетесь, что... за всё время существования этот комитет провёл лишь одно научное расследование, которое при ближайшем рассмотрении оказалось статистической подтасовкой результатов "в научных целях". Это произошло в 1982 году, и с тех пор члены комитета благоразумно воздерживаются от подобных научных экспертиз. Впрочем, это не мешает комитету сохранять в своём названии термин "научные расследования". А каким названием воспользовались бы вы: "бездумные расследования", халатные расследования", "некомпетентные расследования", – или "заведомо ложные расследования"?


5833343263566194.html
5833400024342073.html
    PR.RU™